библио
хроника
Чаадаев
Мятлев
Гагарин
Virginia
A&V
V&P
Марина
Шергин
Власов
МХАТ
Малый т-р
Доронина
Ефремов
наука


В примечании 12 к третьей части "Записки" Гагарин приводит историю о Будде и женщине, у которой умер ребенок. Будда сказал женщине, что она требует невозможного: все умирают; ее требования неумеренны.
Саша Дванов, герой платоновского "Чевенгура", не может вообразить Рафаэля, счастливого человечества на теплых берегах Средиземного моря: дул же там ветер, и матери умирали у маленьких детей. И через двадцать лет, в "Полотняной рубахе": "Незадолго до Октябрьской рево­люции, мне было лет девять-десять, мать моя умерла. Она заболела воспалением легких; теплой одежды у нее не было, сентябрь стоял холодный, и она умерла. Перед смертью она тосковала и целовала меня,- она все боялась оставить меня одного на свете, она боялась, что меня затопчут люди, что я погибну без нее и меня даже не заметит никто. Умирая, она велела мне жить...Живи долго, живи за меня, за нас всех, не умирай никогда, я тебя люблю...Она отвернулась к стене и умерла сердитой; она, должно быть, знала, что жизнь у нее отнята насильно". И в записной книжке (Воронеж, 1943 г., действующая армия): "Умершие будут воскрешены, как прекрасные, но безмолвные растения-цветы. А нужно, чтобы они воскресли в точности,- конкретно, как были" и - чуть ниже - "Бог есть умерший человек". Этот вопрос "не нами поднят, не нами и решен будет", мы живем в условиях, постоянно возбуждающих этот вопрос, "и не думать о нем так же невозможно, как нельзя приостановить деятельности мысли" (I,10: часть I, п.10 "Записки").


     "...наука не должна быть знанием причин без знания цели"
(I, 11) - это, пожалуй, самое трудное место (особенно для ученого); представления о причинности меняются, и они вряд ли будут упорядочены, потому что невозможно определить понятие закономерности. Гагарин иронизирует: "целесообразное здание, мистическою силою тяготения управляемое" (III,4); Платонов (1920): "единичный опыт (Галилея) обобщается без достаточных к тому оснований на всю природу (теория тяготения)", и наконец Власов ("Статистические функции распределения",1966), о природе центробежных сил: "они имеют не динамическое, а кинематическое происхождение"! Предложение Гагарина представляется логичным выходом в подобных ситуациях. Впрочем, неявно (и они никогда не признались бы в этом) "классики" так и поступали: "такое изящнейшее соединение Солнца, планет и комет не могло произойти иначе, как по намерению и по власти могущественного и премудрого существа" - заканчивает Ньютон "Начала", в полном соответствии со своим девизом hypotheses non fingo ("гипотез не измышляю") - только законы! Что позволило Платонову заключить: наука еще не начиналась. Сам факт, что при создании атомного оружия все расчеты выполнены на логарифмической линейке (а когда другой Гагарин облетал земной шар, современных ЭВМ не существовало) указывает на то, что при осуществлении подобных проектов вряд ли существенно, пользуетесь ли вы гипотезой Аристотеля (скорость пропорциональна силе) или Ньютона (на самом деле - Галилея: ускорение пропорционально силе), при этом будут лишь разные формулы для сил ("законов") сопротивления, с коэффициентами, обеспечивающими согласие расчетов с экспериментами в исследуемой области; сейчас ежегодно публикуются десятки тысяч работ, в которых некорректно используется уравнение состояния j = σE, связывающее плотность тока с полем в той же точке пространства, и - ничего. Приведя "законы" (третий "закон Ньютона" Декарт опубликовал, когда тому был один год) как описание того, как именно Бог управляет миром, Ньютон обеспечил покровительство церкви - ей важен (цель была!) сам факт существования "законов" (см. п.2 раздела "Наука" наст. сайта) - и законы стали связывать с его именем; допущение пустого пространства и гравитационных сил, действующих на расстоянии через пустоту, объясняло таинство евхаристии. Очевидно, представления о закономерности будут также меняться; в зависимости от формулировки цели (возможно, неявной), или ее отсутствия. (При превращении земли в земноход требуется уже другой набор экспериментов для выявления закономерностей.) Не исключено, что понятие закономерности включает в себя формулировку цели в качестве обязательного элемента. Или обязательность постулируется. В конце концов окажется, что закономерность является функцией цели и будущее так же непредсказуемо, как и прошлое. "...если мы не согласны с тем, как это происходило в действительности, то мы верны нравственности, т.е. тому, как это должно быть" (I,4). Детерминизм (безусловная, роковая, неустранимая причинность) и индетерминизм (беспричинность) упразднены.


     ...как должно быть - главное, что нам завещано предками ("Бог есть умерший человек"); Чаадаев первый обратил наше внимание на то, что "главное" - не содержится ни в науке, ни в существующих религиях, а потом Гагарин объяснил - почему. Но всегда есть люди, пишет Толстой (шестая глава трактата об искусстве), которые выразили его "более ярко, доступно, сильно - словом и жизнью", и Платонов уже убежден: "правда есть, и она записана у нас в книгах, она останется, хотя бы мы все умерли", ранее она хранилась в русской песне, дополняет Чаадаев; заметки Чаадаева на полях и форзацах книг, "В чем моя вера" Толстого и его трактат об искусстве, "Записка", письма Чехова, статьи Платонова в "Воронежской коммуне" (см. сайт Платоновского центра platonov.mkovrov.ru, раздел "главное", текст о первом томе собр.соч. Платонова) - там все и записано. "Записка" в этом ряду выделяется сложностью, т.к. обращена в первую очередь к ученым (в том числе позитивистам, гегельянцам и т.д., изъясняющимся на "искусственных, аналитических, мертвых языках интеллигенции и философов" - примеч. 9 к части I) и архипастырям - выделившимся сословиям, питающимся от истин, и потому требуется деликатность и знание схоластики (кантизм, неокантизм и пр.: I,13). Есть также основания полагать, что тексты Гагарина, изданные учениками, В.А.Кожевниковым и Н.П.Петерсоном, под заголовком "Философия общего дела", знавшими о его отношении к философии (и что он не допустил бы такого названия), опубликованы в их редакции; в первом же предложении "Записки" говорится, что открытие в 1891 г. возможности посредством взрывчатых веществ производить дождь является истинным доказательством бытия Божия; и хотя "Записка" в подзаголовке обращена к верующим и неверующим, такое начало не может не смутить православного верующего: ему нужны доказательства! Гагарин перед смертью пытался уничтожить тексты, опасаясь именно такого хода событий ("враг, но понимающий...гораздо приятнее друга, который...стыдится учения о воскрешении", здесь враг - Петерсон, друг - Кожевников, 1902)*. Опасения оказались напрасными, изданные тексты прочитал Платонов.


     "Не о хлебе едином жив будет человек" - говорит ученый профессор
, читает Платонов (I,15), "вовсе не предполагая, что вопрос о хлебе есть именно вопрос о жизни и смерти, вопрос о естественных условиях, от коих зависит существование человека, вопрос всеобъемлющий". "Страх голода, неурожая, диктовал эту записку, исходным пунктом которой приняты общие бедствия, происходящие от слепой силы природы, а не сострадание к бедным, всегда скрывающее зависть к богатым" - примечание 2 к первой части "Записки" (и в письме Кожевникову от 27.07.1894: "Вопрос же о голоде, как недостатке необходимого для сохранения жизни, в связи с переизбытком разрушающего жизнь, есть вопрос о самой смерти"). Пятый абзац "Чевенгура": "Через четыре года в пятый село наполовину уходило в шахты и города, а наполовину в леса - бывал неурожай...Но на этот раз засуха повторилась и в следующем году. Деревня заперла свои хаты и вышла двумя отрядами на большак - один отряд пошел побираться к Киеву, другой - на Луганск на заработки; некоторые же повернули в лес и в заросшие балки, стали есть сырую траву, глину и кору и одичали. Ушли почти одни взрослые - дети сами заранее умерли либо разбежались нищенствовать. Грудных же постепенно затомили сами матери-кормилицы, не давая досыта сосать". "Дети сами заранее умерли" - об этом Платонов писал уже в 1921 ("Невозможное"): "По сравнению с этой короткой жизнью жизни Христов, Магометов и Будд - насмешка, театральность, напыщенность и скучные анекдоты" и раньше, в 1920, в "Электрификации": люди уже не замечают "своих великих страданий, у машин и у топок, перед которыми...пытки средневековья - смех", таковы "предлагаемые обстоятельства", и электротехник Платонов становится мелиоратором.


     О сроках. Чехов
** уверен в решении подобного рода вопросов в течение одного периода прецессии Земли (Ученые считают, что Земля вертится вокруг воображаемой оси, которая в свою очередь совершает периодическое прецессионное движение, т.е. вертится вокруг другой воображаемой оси; из-за чего координаты звезд непрерывно, но незаметно для глаза, меняются; период прецессии Земли 26 тысяч лет***), но проблема усиления внутреннего влагооборота земель (самый начальный период попытки налаживания языка с природой) может быть решена уже за 100 - 200 лет, полагает Платонов, вопросы же будущего общественного устройства - надуманные вопросы, сама работа по изменению лика земли "на ходу решит все социальные задачи внутри человечества" ("Новое евангелие", 1921).

Свою задачу они видели в том, чтобы "по клочкам рукописей и по многочисленным вариантам воссоздать статьи и придать им упорядоченный вид" (Кожевников). Петерсон: "все это напечатаю так, как найду это наилучшим", "Не могу не сказать и того, что поручать редактирование тем, которые считают Н-я Ф-ча атеистом, и Бога, Христа, Троицу - несущественными лишь привесками в его учении, это значит отдавать его учение на величайшее искажение, на обращение его в величайшее нечестие". Кожевников: "Теперь я должен пояснить о своих приемах работы над этими листками...теперь не будет непочтением к его текстам внести эти необходимые вставки и поправки там, где иначе должно получиться противоречие или просмотр или опасность быть для него ложно истолкованным читателем", "внося же поправку, брал ее из ближайших к данному тексту источников, чаще всего из этого же текста или из вариантов и аналогичных ему статей". Кожевников - Петерсону: "...в верности истолкования отрывков и в сочетании их я не имею сомнений, кроме указанных мною и на опущении которых я настаивал бы во избежание недоразумений и попреков в неверном суждении. Впрочем, может быть Вам удастся (!?!) разгадать эти места и тогда сообщите мне". В результате, например, в "Проекте соединения церквей" наряду с "Богу приписываются, как свойства, такие его состояния, как Судия, Господь, или Владыко...называя же при этом Бога и Отцом, представляют Его, следовательно, таким отцом, который оставляет своих детей в вечном несовершеннолетии" (о проповеди архиепископа Харьковского Амвросия и речи Антония (Храповицкого) в Московской духовной академии по случаю пятисотлетнего юбилея со дня кончины Сергия Радонежского - они характеризуются Гагариным как "ребячество") можно прочитать и такое (о воскрешении): "Нет, это может быть совершено и одною божественною силою; но участие, которое дается роду человеческому в собственном спасении, есть выражение величайшей любви, величайшей благодарности к людям Бога, нашего Отца. Спасение не только может, но и произойдет помимо участия людей...но это спасение будет выражением гнева, а потому вся наша забота, все наше внимание должно быть обращено на то, чтобы не прогневить Господа" - из-за таких "поправок" Гагарин пытался в 1902 г. уничтожить рукописи, остатки которых Петерсон увез в Ашхабад и не возвращал. Ясность понимания сохранял Толстой, в известном письме Вл.С.Соловьева к Толстому Соловьев так говорит о своих разногласиях с Толстым: "Всë наши разногласие может быть сосредоточено в одном конкретном пункте - воскресении Христа...я лично, с тех пор как признаю, что история мира и человечества имеет смысл, не имею ни малейшего сомнения в воскресении Христа...Единственное оригинальное и серьезное возражение, которое мне известно, принадлежит Вам. В одном недавнем разговоре со мною вы сказали, что если признать воскресение и следовательно особое сверхестественное значение Христа, то это заставило бы христиан более полагаться для своего спасения на таинственную силу этого сверхестественного существа, нежели на свою собственную работу"
**  Из набросков 1900 г. к "Супраморализму": "и у нас, как будто, зарождается вопрос о богатстве и смерти. Даже у Чехова в рассказе "Сапожник и нечистая сила" говорится в конце: "теперь ему казалось, что богатым и бедным одинаково дурно...всех ждет одно и то же, одна могила и в жизни нет ничего такого, за что можно отдать нечистому хотя бы малую часть души", - остается узнать, что Чехов разумеет под душой". Гагарин цитирует по изданию А.Ф.Маркса, но и в первоначальном варианте в "Петербургской газете" (1888 г.) текст практически тот же
***  Соловьев говорил (1889), что для осуществления общего дела нужно 25 или 10 тысяч лет, тогда как для обращения России в католицизм (подчинения папе, он называл это соединением церквей) достаточно 15 лет, поэтому последнее дело он предпочитает первому


      Подробнее о "Записке" см. раздел "Записка" сайта Платоновского центра, о его же "Соборе", "Супраморализме", "Самодержавии" и др. - см. ниже приложения, биография Гагарина приведена в "Доплатных письмах", № 12 , о его разногласиях с Толстым см. также раздел V&P наст.сайта



     ПРИЛОЖЕНИЯ

"с о б о р"


Неудача вселенских соборов и их прекращение указывают "на отчаяние достигнуть примирения" (примечание 2 к "Собору", с.352*)

*

И связаны с нашим недоумением перед явлением смерти; оно выражается во всех наших суждениях "о состоянии умерших, об их участи после смерти; и мы до сих пор не решили, что нам делать при этом" (с.318)

*
И мы допустили "спасение одною верою" (с.349)
*
"Познай самого себя" - в этом совете Дельфийского оракула "уже заключалось учение о личном спасении", превращающего жизнь человека в миф (примеч.20, с.358)
*

"Сознаю, это значит лишь, что Я не ничто; но ни мое существование, ни существование других от нашей мысли, от нашего представления еще не зависят" (там же)

*

Другое изречение того же оракула, которое стало основой этики Аристотеля: "ничего слишком" или "все в меру" - "совет этот относится, очевидно, к личностям, взятым в отдельности, а не в их совокупности" (там же)

*

Рафаэль, созерцающий "в немом восторге действительную мадонну - вот все, что мог сделать художник для изображения мистического рая" (с.330)
      "Вообще Парнас есть изображение "восторга", понятного лишь при забвении действительности" (с.323)
      "Что же это за рай, где только рассуждают...где дружба и любовь без содержания...?" (с.330)
      "Трудность представления рая заключается в том, что нынешний человек" разумеет под ним "приятное, а не великое" (с.330,331)

*

"...учебники всеобщей истории...это списки лиц воевавших, или производивших перевороты...обязательность обучения всеобщей истории, не имеющей никакого приложения, совершенно непонятна" (с.313)
      "Уже одна мысль видеть в истории...работу поколений...определеннее обозначит самую работу" (с.322)




* Ссылки даются по изданию: Н.Ф.Федоров. Собр.соч. в четырех томах, т.1, М., Изд.группа "Прогресс", 1995



"с у п р а м о р а л и з м"


"Называя долг к отцам-предкам, долг воскрешения, супраморализмом, мы говорим языком тех, к которым обращаемся, чтобы быть ими понятыми, для которых слова "долг к отцам-предкам", "воскрешение" совершенно непонятны, так как все они, можно сказать, иностранцы" (c.388)

*

"Русский народ нам известен по описаниям двух-трех хотя и вышедших из русских, но смотрящих на свой народ с иностранной точки зрения, с точки зрения крайнего индивидуализма, а потому эти наши иностранцы знают русских только в отдельности, в отдельно взятых личностях, и, изображая их, представляют целый ряд пошлейших людей" (с.429)

*

Толстой "назвал воскресением неважную нравственную, совершенно бесплодную перемену" (с.400); "мы и воскресение понимаем не в нехлюдовском смысле, как это в романе "Воскресение", а в действительном, самом простом, вульгарном значении" (с.415)
      Толстой лишь отрицает роскошь и богатство (с.416), но "пока будет смерть, будет и бедность, и как бы ни было ничтожно богатство, но и оно предпочтительнее совершенного ничто; следовательно, пока будет смерть, не уничтожится стремление к наживе, к богатству, поэтому требование отречения от богатства при признании смерти больше чем странно. Вопрос о всеобщем обогащении, как и о всеобщем обедне­нии, одинаково неразрешим" (с.426), "Вопрос о богатстве и бедности...по своей нераз­решимости должен быть отнесен к вопросам отживающим" (с.410)

*

О Достоевском: он "был мистик и был убежден, что человечество находится в соприкос­новении мирам иным, и не видит их, не живет в этих мирах, или по крайней мере не сознает своей жизни в них, благодаря лишь настоящей своей организации; но как только эта организация расстраивается, или, вернее, с точки зрения Достоевского, изменяется тем, что мы называем болезнью, а также, можно прибавить, приемами алкоголя, гашиша, опиума и пр., т.е. пороками, так и начинаем мы видеть этот иной мир, начинаем ощущать его. Отсюда легко заключить, что смерть, к которой ведут болезни и пороки, и есть переход в иные миры. Но если иные миры достигаются пороками, то это уже не Царство Божие, и они, эти миры, гораздо дальше от Царства Божия, чем даже наш мир; и если пьянство у нас считается пороком, то неужели там, в иных мирах, беспросыпное пьянство считается добродетелью" (с.420); для Достоевского "долг воскрешения является пустым звуком, потому что ни к чему не обязывает, никакого дела не указывает; все делается само собою, без участия человека, без участия его ума, чувства, воли; все способности его и сам он оказываются ни на что не нужными, все преподносится человеку даром" (с.421); Достоевский "несомненно доказал свою иностранность", для него "безусловная свобо­да - милее России", "мил и по-милу хорош, т.е. был ему родным, очевидно, Запад, а не Россия; Россию если он и любил, то головою, а не сердцем, сердце его всецело принад­лежало Западу" (с.430)

*

"так называемые великие писатели земли русской...берут людей не в том состоянии, когда люди достигают такой высоты, что в них исчезают все слабости, все пороки и они дела­ются героями, святыми...наши писатели видят людей только в розни, в их слабостях, в их пороках, и копаться во всем этом им доставляет, по-видимому, великое удовольст­вие" (с.437)

*

"А между тем, чтобы сделать надлежашую оценку русских людей, нужно взглянуть на них, взять их тогда, когда они соединяются для общего священного дела...или же когда русских людей соединяет общее бедствие; не показались бы нам при этом с иной стороны и те, которые в обычной жизни являлись совершенными пошляками, и не сделалась бы для нас Русь даже по-хорошему мила, а не наоборот, если бы изобразили ее нам в великие и свя­тые моменты ее жизни?!." (с.429)  Исполнено Платоновым (его военные рассказы).

*

"Супраморализм противоположен мистицизму и славянофилов...и мистицизму Соловь­ева" (с.430), "Мистицизм есть принадлежность еще не дозревших народов, слабых в поз­нании природы, или же народов отживающих, отчаявшихся достигнуть путем естес­твенного знания разрешения вопроса "о жизни и смерти" (с.418,419)

*

"Познай самого себя":
      - "не верь, следовательно, отцам, т.е. преданию, не верь свидетельству других...знай только себя" (с.394),
      - "говорит только о знании и умалчивает о деле, говорит только о себе и умалчивает о других" (с.429)
      - "для философов, исходящих из познания самого себя, противно воскрешение и любезно продление настоящего" (с.411)

*

"религия знает только верных и неверных, верующие же и неверующие - создание философии" (с.410) "Cлово "веротерпимость" заключает в себе два несовместимых понятия, ибо где вера, там нет терпимости, а где есть терпимость, там нет веры" (Гагарин, "Август и Августин")

*

О русском православном самодержавии: "к сожалению", оно "не сознает своего преимущества над самодержавием папским и, по-видимому, даже совсем не понимает своего смысла и назначения, а потому едва ли и само видит в себе какую-нибудь надобность, необходимость" (с.428)

*

"Царство Божие, или рай, есть произведение всех сил, всех способностей, всех людей в их совокупности...он может быть произведением лишь самих людей, произведением полноты знания, глубины чувства, могущества воли...Первый недостаток дантова рая, этого рая для несовершеннолетних, для тех, которые бессмертие и блаженство считают принадлежащими им по праву рождения, а не по труду, и заключается в том, что этот рай создан не самими, а уже существует, создан для них, но помимо их. В этом отрицании труда, в этом презрении к труду, как это видно, например, в Каине Байрона, который такой же аристократ, как и его автор, и заключается несовершеннолетие, ребячество; а между тем блаженство состоит прежде всего и выше всего в его созидании" (с.404)

*

Народ приписывет силу одной молитве, "потому что не знает такого труда, дела, которым можно было бы производить нужное действие на природу в случаях, например, засух, наводнений и т.п. бедствий. И не откажется от этих суеверий, или суеверных действий, живущий с природою, в полной от нее зависимости народ, что бы ему ни говорили, пока не укажут действительного средства, которым он мог бы управлять теми силами, от которых теперь в зависимости. В указании такого средства - а вовсе не в отрицании разумной причины всякого бытия и разумной цели существования и заключается задача" (с.395)

*

"Храм есть изображение мира по птолемеевскому мировоззрению, и пока господствовало птолемевское мировоззрение, до тех пор между знанием и искусством не было противоречия; когда же мировоззрение птолемеевское заменилось коперниканским, тогда явилось противоречие между знанием и искусством, ибо искусство остается птолеме­евским, а знание делается коперниканским" (с.399)

*

"чтобы заниматься вопросом не о личном лишь, а о всеобщем спасении, необходимо приобрести способность обобщения, общеобязательное образование должно иметь целью воспитать в людях способность обобщения...только участие в общем деле управления и поднимает мысль на высоту обобщения, и тогда станут невозможными такие вопросы, как вопрос "о свободе совести" или - что то же - "о свободе на рознь", и "о свободе мысли", т.е. "о свободе на ложь", которые так волнуют в настоящее время общество, производя раздоры, вражду, самую ожесточенную полемику" (с.425); свобода - синоним отсутствия смысла и цели жизни (с.389), а любая мысль - синоним суеверия (с.394)

*

"Объединение должно начаться с интеллигенции; объединенная же в качестве воспитательной силы интеллигенция (как верующая, так и неверующая, с.408) соединит все народы в деле управления слепою, неразумною природою, т.е. обратит их, все народы, в естествоиспытательную силу" (с.406); "чтобы управление, регуляция, было расширено постепенно на все, что остается еще неуправляемым, тëмным" (с.433); "нужно заниматься не эксплуатациею, а регуляциею и распространением регуляции повсеместно, на всю земную планету, чтобы, наконец, управлять этим кораблем, неизвестно как и какою силою движимым" (с.434); речь прямо идет о создании такой науки (с.435), которая позволила бы прояснить "тëмные" места современной науки: задача выделения и обобщения экспериментальных данных в физике Власова решается иначе, чем в физике Ньютона, так как функция распределения, определяющая вероятность местоположения частиц, и информация, заключенная в уравнении непрерывности для этой функции, составляют совокупность понятий, более первичных, чем силовые взаимодействия и молекулярно-структурные свойства частиц. Да и сами "законы" механики уже лишены статуса законов. Говоря о задаче воскрешения, Гагарин пишет (с.409): "пользуясь для сего и лучистыми образами, или изображениями, оставляемыми волнами от вибраций всякой молекулы". Название работы Власова (1937 г.), открывающей новую физику: "О вибрационных свойствах электронного газа". Что такое тяготение - этот вопрос не может быть решен в рамках классической физики (включая квантовую и теорию относительности)

*

"И какой смысл имеют слова о несоразмерности сил человека...И что считать силою человеческою - непосредственную ли силу рук или же то, что может он сделать при посредстве сил природы. И можно ли считать пределом человеческой силы, человеческой деятельности то, что мы можем сделать теперь при посредстве сил природы. Настоящее, естественное дело еще и не начиналось" (с.389)



* Ссылки даются по изданию: Н.Ф.Федоров. Собр.соч. в четырех томах, т.1, М., Изд.группа "Прогресс", 1995



"с а м о д е р ж а в и е"


"Христианскую любовь нельзя отождествлять с жалостью; христианская любовь верит в великое назначение человека и имеет целью устранить самые причины людских бедствий, а не облегчать лишь страдания, которые признаются неизбежными. Любовь обращается в жалость только при отсутствии всякой веры и надежды; и это не христианство, не воскрешение, а буддизм, который видит избавление от бедствий жизни только в потере жизни, т.е. в нирване" (с.27)

*

"зло заключается в нашем незнании слепой силы и подчинении ей" (с.19) Платонов: "Главное зло" - люди обладают всегда лишь частью знания...Применение части к целому и создает трагическую обстановку" (запись 1941-1942 гг.)

*

"...атеизм не отрицание Бога, а признание за Бога слепой силы и вместе - признание своего вечного этой силе рабства" (с.33)

*

"Самодержавие в первоначальном смысле есть диктатура, вызванная опасностью не от других себе подобных людей, а от силы слепой, всем без исключения грозящей смертью" (с.20). Хотя самодержавие в первоначальном смысле и утратилось, но в смысле единства рода человеческого оно еще сохранилось (с.26); "все дело самодержавия можно определить обращением истории как факт, как событие, как действия и движения без общего плана совершаемые, в историю как проект, как одно планомерное действие рода человеческого" (с.37). В другом тексте ("Проективное определение литературы"), писавшемся одно­временно с "Самодержавием": "Истинный самодержец есть главнокомандующий всенародной армии в борьбе с слепой силой"

*

Конституция есть признание забавы и игры целью жизни (с.18), "не только игра, но и игра злая, борьба все более и более ожесточающаяся, так что конституционное государство само в себе носит разрушение" (с.20-21) "Глупость, сказал где-то Герцен, есть сила; но он не добавил, что конституция развязывает руки этой силе, дает ей власть" (с.35) В первом фильме Ингмара Бергмана, поставленном им по собственному сценарию ("Тюрьма", 1949 г.), герой фильма говорит: должен быть суд, и бомбардировка Хиросимы должна быть квалифицирована, как преступление №1 в истории человечества. Оказалось же, что это - "торжество американского гения, великое деяние самого мирного, самого боголюбивого народа на земле" (Платонов), и с тех пор убийства стали самой популярной забавой американского народа. Конституция - "один из неистинных способов знания", "способ - худший самой гласности, которая также ни в каком случае не может быть истиною, и будучи ничтожна, как сплетня, становится страшною, когда достигает громадных размеров" (с.34)

*

Влияние Запада мы видим не столько в западниках, сколько в славянофилах (с.23); Хомяков, например, высоту происхождения власти Романовых видит в том, что Михаил Романов избран! (с.25); "в долге воскрешения заключается и сущность православия", о чем "догадывался, надо полагать, один лишь из славянофилов - Языков, спросивший пред смертью своих друзей славянофилов, "веруют ли они в восресение мертвых", как передает об этом Погодин. Киреевский же передает вопрос Языкова так: "верят ли они воскресению душ". Очевидно, крайнему спиритуалисту Киреевскому "воскресение мертвых" казалось очень грубым, мужицким, и из дружбы к Языкову он сделал поправку в его вопросе...и с этой поправкой были согласны, конечно же, все эти Хомяковы, Аксаковы и проч. Но молчание, последовавшее на вопрос Языкова о воскресении, свидетельствует, что вопрос был задан так, как передает это Погодин...и о том, что окружавшие Языкова при его смерти славянофилы в воскресение не верили" (с.9)
      "Вернее было бы славянофилов причислить к западникам" (из письма Петерсону, 1893)

*

Славяне - не славные ("как это следует по-дворянски"), а славящие отцов своих, т.е. служащие им ("как это должно по-крестьянски, по-сельски, по-деревенски, по понятиям народа, живущего у могил отцов, у праха предков. То же самое выражается и в названии арийцев, что значит не достопочтенные, а чтущие своих отцов") (с.29)



* Ссылки даются по изданию: Н.Ф.Федоров. Собр.соч. в четырех томах, т.2, М., Изд.группа "Прогресс", 1995



из других текстов


"...тому, что называют толпою, или сбродом, ничем не выдающихся людей, не достает лишь поприща, не достает великого дела, чтобы стать героями"

*

"Нищие духом" - это те бездарные, у которых величие предмета или задачи вызывает такие мысли, такие чувства, которые ставят их выше самых даровитых. К таким нищим духом принадлежат все евангелисты. Это - самые гениальнейшие, и, вместе с тем, самые бесталанные; это те, которым от природы не дано ни одного таланта, но которые больше сделали, чем получившие пять или десять талантов"

*

"Прежде человек значило - смертный; но это определение неточно и даже неверно; в строгом смысле человек есть сын умерших отцов; он смерть знает не в себе, а лишь по предшествующим случаям"

*

"Но и до христианства были уже человек и человечное, понятия, в которых отвергалось сыновство и не признавалось отечество: то были отщепенцы все отечеств, блудные сыны или то, что теперь называют "интеллигенцией", только античною, греко-римскою... "человек" по своей отвлеченности не имеет в себе силы, достаточной для объединения; он не знает цели"
      "...замена названия "человек" "Сыном Человеческим" выражается лишь в радикаль­ном изменении всей жизни"
      "Для сынов человеческих нет ни материализма, ни спиритуализма, нет вообще отвлеченных философских систем...Для сынов есть только одна система: превращение идеального, субъективного в проективное...В воскрешении спиритуализм соединяется с материализмом"

*

"Гуманизм, который есть отрицание родства и отрицание чувства и воли, видит в детстве лишь простоту, подразумевая глупость, а родство считает принадлежностью детства, несовершеннолетия"
      "Когда мы были малы, для нас взрослые были дядями и тетями, т.е. братьями отца и матери. Признание небратства считается "развитием", эволюциею, т.е. растлением ("Что значит поклонение младенцу?")

*

"...христианство было первым планом примирения, для осуществления которого после­дователи Христа считали достаточным пробуждение одного братского чувства...Но война не прекратилась, напротив, отдельные войны обратились в борьбу всемирную, в одну сплошную битву, в которой можно открыть и центр позиции, заметить в действии отдельных масс и общий план; можно предусматривать и исход битвы, высказываются даже и условия мира..."
      "Человечество потому и не стало еще христианством...что воскрешение не стало проектом, даже не признано таковым". "Прожив столько тысячелетий, род человеческий еще не решил, для чего он существует и на что способен? В чем должно состоять его дело..?" Гагарин приписывал непонимание и равнодушие к проекту неточности собственных формулировок (неудачности выражений, неадекватности в передаче мысли)

*

"Для истинного христианства, т.е. для христианства как великого общего дела, никакой рационализм, признавший все религии суеверием и предрассудком, только мыслями, представлениями, идеями, требующими объединения, не страшен; он даже необходим, чтобы вывести христианство из такого состояния, которое прославляют как верх совер­шенства, люди, подобные...", "религия в ее главных представителях не дает себе ясного отчета о своей задаче". Архимандрит Антоний (Храповицкий) советовал Гагарину приобрести учебник философии для семинарий, чтобы ознакомиться с философской и богословской терминологией.

*

"Но я, - говорит бесстрашный Розанов, - я все-таки выговорю: отрекитесь от Христа, тогда вы поймете эллинизм!..сам себе поставил дилемму: если он понимает Эллинизм, то он не христианин, а если не отрекся от Христа, то не понимает Эллинизма. Истинное хрис­тианство совмещает в себе религии, и эллинизм составляет его необходимый элемент"

*

"Если мы взглянем на поводы или на причины борьбы православных с арианами и христиан с язычниками, то ничего, кроме недоразумения, не найдем"

*

"Воскрешение библейское было аскетизмом, т.е. не возвращением тел умерших, а умер­щвлением собственного тела. Воскрешение классическое было эпикурейским: забывая отцов...в погоне за наслаждением...прилеплялись к женам"

*

"отрицание или искажение религии есть культ женщин и детей"

*

(о "Божьем мире") "Это - выражение средневековое; оно было первым шагом для начала в средних веках всеобщей войны"

*

(о Царьграде) "Будучи христианским в мысли, созерцательный город был антихрис­тианским же на деле и, постоянно ожидая пришествия антихриста и кончины мира, он дождался лишь собственной кончины"

*

"есть и храмы...бесчеловечные, которые даже останков человеческих не допускают в свои стены, где никогда не раздавался плач над умершим, как храм Спасителя в Москве"  ("Роспись наружных стен храма...")
      "Храм Спасителя - храм Петербуржцев в Москве, назначенный для перехода от православного (якобы) суеверия к протестантскому свободомыслию, отрицанию, к высшей якобы форме религии, т.е. переход от живого к отвлеченному, мертвому" ("Храм псевдо-византийского стиля как памятник убиенных в войне 1812 года")

*

"Говорить о господстве и преобладании православия в настоящее время и вместе с тем грозить лишением звания христианина тому, кто пожелает православия не мнимого лишь, что это такое? что это значит?"

*

"...духовенство, как это мы видели, отрекается от всеобщей задачи и ставит в себе заслугу терпимость даже к тем, которые совсем не признают этой задачи. Но терпимость означает лишь отречение от насильственных средств, а не от самой задачи, не от своего назна­чения. Поразительно это, однако, только с теоретической стороны и совершенно понятно с практической: духовенство потому отрекается от своей задачи, что желает остаться сословием, сохранить свои сословные привилегии"

*

"громадна литература вопроса о свободе совести и терпимости, и поднимать вновь этот вопрос - значит из обломков Запада выбрать самые ветхие, самые гнилые...вопрос о сво­боде совести возникает у отживающего народа или сословия, у тех, которые изверились в истину и благо, пришли к полному отчаянию; терпимость - добродетель самая наимень­шая...сама терпимость стала изуверством",  напр., терпимость к бомбардировкам Ливии (2011 г.)

*

"Вообще свобода без долга, долга определенного, указывающего на общее дело, на цель и средства, а не того отвлеченного и неопределенного долга, который исповедывал Кант, - эта свобода без долга (французская) и свобода с долгом отвлеченным (немецкая) есть ошибка не XIX-го только века, но ошибка 4-х последних веков. Свобода, т.е. жизнь каждого для себя (рознь) даже хуже жизни для барина, барского каприза" ("Долг и свобода")
      "Возможно, конечно, сомнение даже в том, точно ли жизнь имеет какой-либо смысл... Но возможно ли, естественно ли, чтобы такое сомнение обратилось у живущих в полней­шее, непререкаемое убеждение, что наша жизнь не имеет ни смысла, ни цели. Возможно ли, естественно ли для живущих дойти до того, чтобы требовать права или свободы на признание жизни человеческого рода бессмыслицей" ("Еще о смысле и цели")
      (Там же) "Всякое требование осуществления своего права, всякое исковое прошение есть уже дей­ствие безнравственное" (и при этом Гагарин остается противником толстовства, - явно неаристотелева логика). Непонимание Западом подобных вещей, говорит Чаадаев, является следствием суеверий и предрассудков, от которых Запад уже неспособен освободиться, и сами становясь Западом, мы также теряем способность выйти из порочного круга.
      "Нужен радикальный переворот в самых основных воззрениях, чтобы понять, что мы поставлены в такое положение, что безнравственность для нас обязательна"

*

(Альпийский полуостров) "старается игнорировать вопрос о жизни и смерти, принимая по непостижимому безумию замалчивание за решение" ("Русская история"), философию Альпийского полуострова (Запада) Гагарин называет "старческой" ("О Гамане"), "низвели этику до пустоты личных отношений" ("Школа ричлианского богословия")

*

"Есть два материализма: материализм подчинения слепой силе материи и материализм управления материей" (1900 г., в связи с повестью об Антихристе В.Соловьева)
      И два критерия совершеннолетия веры: "не отделять знания от действия и не ограни­чивать знания" (ч.II "Записки")

*

"Наше учение соединяет в себе веру с безусловным неверием" (1899)
      "примирению церквей...должно предшествовать примирение верующих с неверу­ющими" ("Проект соединения церквей", 1893)

*

(Общее дело) "есть лишь приложение закона, свойственного разумным существам, по которому всякая деятельность превращается в исследование природы, в нас и вне нас действующей, той природы, от которой мы находимся в полной зависимости. Этот закон есть полная, совершенная противоположность прогрессу и пресловутой эволюции, которая есть приложение слепой силы природы и к разумному существу"

*

Теория Мечникова "должна быть признана выражением нынешнего вырождающегося и вымирающего поколения...Теория эта ничего нового в себе не заключает, но много ста­рого мерзкого. Пример насекомого, представленный им, сам за себя говорит. Жизне­любивые личинки, достигнув известного возраста, в брачном наряде поднимаются на воздух...совершают браки и...истощенные, не выказывают никакой любви к жизни и умирают...Спрашивается, к чему нужны опыты продления жизни, когда существует такой короткий путь к достижению цели, признаваемой Мечниковым идеальною"

*

"Растительное царство город обратил в увеселительные сады; другого употребления городской человек ему не нашел, а между тем такое употребление нельзя назвать естественным, потому что если растения и созданы для человека, то уж верно не для увеселения его, а для чего-то другого. Из животного царства также понаделано много забав: разного рода охоты, бой петухов, быков, гонка голубей, пляска медведей и пр. Можно ли после этого сомневаться в возрасте, в котором находится человеческий род?!. Сельский житель смотрит на растения, как на корм, а на животных, как на рабочую силу; это, конечно, естественно, но нечеловечески, неразумно естественно"

*

"Как бы то ни было, Господь создал человека таким, что мелочность и однообразие не удовлетворяют его; а потому нечего и думать засадить его только на земледелие, безвыходно, в такое село, как оно ныне есть. Само село всегда выделяло из себя людей, которых называли беспокойными: выделяло казаков, завоевавших Сибирь, выделяло богатырей, разбойников, богомольцев, странников; а оставшиеся находили развлечение от однообразия в вине, в одурманивании себя всякими способами, в хлыстовских радени­ях и т.п. Нельзя бросаться, очертя голову, не думая, в село...В идиллиях, древних и новых, выражается лицемерное стремление возвратиться к селу, к природе...Переход к селу только тогда будет плодотворен, когда миллионам обезземеленных будет дано такое учас­тие в земледелии, которое...не только не ослабит умственного труда, но расширит область знания и искусства и распространит ее на все и на всех"

*

"Не отождествлять совершенствования с воскрешением...значит оставить совершенство­вание неопределенным, желать для него особого досуга...Это предполагает, что будут вечно существовать и капиталисты, и рабочие", у Платонова : "Каждый прожитый нами день - гвоздь в голову буржуазии. Будем же вечно жить - пускай терпит ее голова!" ("Сокровенный человек"); "...не социализм, а только естествознание...может вести к мирному решению вопроса" (об угнетаемых и угнетающих) ("О двух нравственностях", раздел 4)

*

"...социалисты не знают другого дела, кроме производства и распределения предметов комфорта, дела же высшего, всеобъемлющего, превращения трансцедентного, внемирного в имманентное не признают"

*

"...социализм естественным ходом, эволюцией, будет приведен к замене вопроса о богатстве и бедности вопросом о смерти и жизни" ("Кризис марксизма")

*

"О человеке и нельзя сказать, что он создание природы, напротив - он результат именно недосоздания, результат лишений, естественного пауперизма, общего бога­тым и бедным, всем людям; человек - пролетарий, он пария в царстве живых существ" ("Предисловие к изданию письма Ф.М.Достоевского") - этот текст был опубликован в газете "Дон" (№80,1897), его хорошо знал Платонов, именно в этом смысле, а не по Марксу, он и употреблял слово "пролетарий"
      "Человек - не царь природы, а существо обделенное, и все богатство его заключа­ется в его лишениях, недостатках, в его бедности (эпиграф к текстам Платонова); что живот­ным дано даром (Платонова с этим не согласится), то человек должен выработать трудом, и область дарового для него все более сокращается" (примеч.5 к "Не-деланию" ли...")

*

"Осуществление воскрешения (начиная с первого объединения в труде избавления от голода, язвы и смерти) без всякого насилия уничтожит нынешнее капиталистическое хозяйство и пролетариат"

*

"философы, утратившие смысл и цель жизни, произнесли великое богохульство, сказав, будто Бог создал человека - свой образ и подобие - ограниченным и конечным"

*

"Стоило бы только философу сделать наблюдение над собой вне ученых занятий, вне кабинета, чтобы заметить, что у него, - как и у всех людей, не поставленных в исклю­чительное положение созерцания, представления суть проекты, т.е. представления того, что нужно делать; и потому только мир не есть предмет дела, что проекты, будучи лич­ными, не могут не быть мелкими. И всякому ученому, мысленному занятию предшествует решение, - что сделать"
      "Вся философия, как мысль без дела, есть лишь схоластика, отживающая наука, еще не вышедшая из школы. Термин "проективный" есть уже выход к совершеннолетию" (черновик письма Н.Я.Пясковскому, 1901)
      "Вопрос об отношении субъективного к объективному, на который так много было положено труда, тем не менее не разрешен и не может быть разрешен сам по себе, а требует внесения проективного" (черновик письма Н.А.Энгельгардту, 1899)
      Гагарин "знает только должное, невозможное же...допускает лишь для людей, живущих в грехе розни"

*

("О философиии В.Соловьева") "У этого философа даже и этика - не действие...Высшее благо Соловьев видел не в восстановлении реального, а в установлении мистического; он не случайно покинул физико-мататематический факультет ради "словесного" и философского, ибо действительная сила, сообщаемая человечеству физикой (знанием природы), казалась ему совершенно ничтожною сравнительно с мнимою силою, даруемою мистицизмом, ма­гией, каббалистикою...", "Как и Толстой, он решительно не понимал безусловной скром­ности: не выдвигаться, не выставляться, стушевываться..."
      "...по своему характеру я люблю лишь стушевываться, стираться, делаться незамет­ным...Но моя уверенность и дерзость растут вместе с непризнанием и отрицанием моих убеждений" (письмо В.А.Кожевникову, 1899).  Как и у Толстого.

*

(Соловьев) "ожидает таких явлений, для которых нет причин...Почему папство не будет действовать по-папски? почему польское дворянство, гораздо более чуждое народу, чем русское, сделается народным, а евреи откажутся от тысячелетних привычек и не будут действовать по-жидовски? Автор "Еврейства и христианского вопроса" усвоил себе, по-видимому, стремление евреев, осужденное Евангелием: он требует чуда"
      Кожевников: "все большее приближение моих собственных убеждений к церковно-православным побуж­дало меня признавать неизбежность чудесного элемента в воскресении и невозможность справиться с зада­чею всемирного воскрешения одними только естественными средствами". Именно это приближение застави­ло Кожевникова выдумать легенду о завещании рукописей именно ему, чтобы свидетельство о неверии в учение было произнесено из уст главного ученика и наследника; и само "приближение" выдумано: "То, что я считал в Вас неверием, - это просто страх, трусость" (Кожевникову, 10.4.1902), "Вы, по трусо­сти, боитесь сознаться в любви к Католицизму". По-видимому, Гагарин был прав, когда писал Кожевникову в 1898 г. о своем учении: "оно существует лишь в моем представлении". Даже "нече­стивый Ренан" ближе к учению Гагарина, чем его преданные ученики. Собственно, единственным его учеником в двадцатом веке был Платонов, в нем осуществлено примирение верующих с неверующими, учений Толстого и Гагарина, "коммунизм" Платонова и "самодержавие" Гагарина тождественны.

*

(Евреи) "представляли себе Мессию в виде завоевателя, который должен был... подчи­нить им все народы" ("Записка", ч.III)
      "Евреи не стеснялись в этом деле никакими нравственными сдержками...не страшась никаких подделок, сделали орудием, посредством коего надеялись подчинить своему ре­лигиозному влиянию Запад, всю древнюю греческую литературу, начиная от мифических Лина и Орфея...делая их миссионерами иудейских верований, до лже-Пифагора, лже-Гераклита. Короче сказать, явилась целая псевдо-эллинская литература; но в особенности они воспользовались оракулами сивилл, влагая их в уста угрозы языческому миру...Это были что-то вроде палистинских апокалипсисов, с тою лишь разницей, что в пророче­ствах сивилл не было той ненависти, того презрения, какими отличались палестинские апокалипсисы" (там же)
      "я вполне разделяю банальное, как Вы называете, мнение о евреях, банальное, т.е. мнение, исходящее от тех, которые от них, от евреев, страдают. Что касается Браве, то он своею добровольною самоотверженною деятельностью искупил невольный грех еврей­ского происхождения" (из письма к Н.И.Стороженко, 1899)

*

"...философия - принадлежность сословия тех людей, которые отказались от дела и стали только мыслителями. Сословие ученых и мыслителей есть временное, а не вечное, если только род человеческий не осужден навсегда оставаться в нынешнем жалком состоянии, когда одни обречены на бездействие, а другие на невежество..."

*

О Гамане, немецком философе: "неизвестен был ему, кажется, и тот громадный край, где не нужно "возвращать сердец сынов к отцам", ибо там культ отцов положен в основу всего быта и всей нравственности. Разумеем мир "желтой расы", Китай и Японию, куда европейцы стараются внести свою хамитическую цивилизацию, отвращающую сердца сынов от отцов"

*

"В Москве предлагают создать новый Музей - "Чертог славы" (Пушкин, Суворов...) "Конечно, творцы этих Пантеонов и Чертогов славы очень удивятся, когда узнают, что у нас есть уже кладбище светских и духовных (Кремль)" ("К пушкинскому юбилею")
      Кремлевский вопрос: должен ли Кремль быть "обращен в увеселительное место, в пир сынов на могилах отцов" ("Что такое отечествоведение?")

*

Конференция мира (путь юридический, идеал правозащитника): "замена войны, взаим­ного истребления производством красивых безделушек, изящных игрушек (мебель, экипа­жи и т.п.) и высшим искусством производства тряпок, соперничающих с лазурью тропи­ческого неба, с пурпуром зари, но прикрывающих своим блеском тление и истребление"

*

"Упадок сознания и мысли, как естественное следствие погони за приобретением вещей, лишает людей самой возможности понимать причины, источники зол или отдавать отчет в мотивах собственных действий"

*

"Что естественно, то не стыдно", - говорят в наше время"; наоборот: "вопреки всем философиям от человека требуется не подчинение природе..." ("Два юбилея",1894)

*

"Никогда не произносились так часто слова братство и любовь как в XIX веке, веке наибольшей ненависти"

*

"Сама проповедь мира ведет лишь к усилению воинственности, и защитники мира оказы­ваются в высшей степени войнолюбивыми...Такое ожесточение весьма, впрочем, понят­но при употреблении столь бессильного средства как слово...любители мира желают иметь врагом перед собою не безчувственную силу, а такого врага, которому можно дать почувствовать свою ненависть, злобу, такого врага, который чувствовал бы боль и своими страданиями доставлял бы удовольствие любителям мира"  ("Разоружение")
      "Нужен же путь не к миру, а к союзу в деле познания слепой бесчувственной силы. Мир есть уже результат союза и без него быть не может" ("По поводу "Краткой повести об Антихристе")

*

Музей (по Гагарину) - это "собор всех ученых обществ", "собор лиц", "все способные к самообвинению, к сомнению в своем достоинстве"; "музейное знание есть исследо­вание причин небратского состояния", уничтожение разрыва между знанием и нравствен­ностью, "ограниченною в настоящее время личным и временным делом" (выпад против Толстого) и составление плана "устранения причин, производящих необходимость юридических отношений"

*

"Конечно, жажда деятельности, творчества может возбудиться не у созерцательных, не у ученых существ, у которых атрофировались воля и энергия, а у людей, взятых в нижних слоях общества, не в центрах, а на окраинах, не развращенных городскою жизнью...", в Ямской слободе (Платонов), или в Балашове (Власов)

*

"Исследование, вытекавшее из сознания своего достоинства и действовавшее в реформа­ции и революции, было обвинительным актом против духовной и светской власти... Исходом такого исследования было насилие, которым обвинители хотели привести в исполнение свой обвинительный акт, получивший в их глазах силу приговора. Но никакое насилие произвести братства не может; а потому понятие братства, поставлен­ного на знамени революционном, ничем не отличалось от понятий юридических и экономических". Платонов (1921): "Насилие, которое захочет человек применить как будто для удовлетворения собственной свободы, на самом деле уничтожает эту свободу, ибо где сила - там нет свободы, свобода там - где совесть и отсутствие стыда перед собою за дела твои". Гагарин и Платонов - толстовцы.
      "Чем же отличается эволюция от революции? Как болезнь от смерти? Как смерть от пыток?"
      "Исследование, когда оно обращено на причины небратского состояния, перестает быть обличением; оно никого не призывает к себе на суд, оно совершенно противо­положно исследованию, создавшего реформацию и революцию, противоположно ему по порождающему его побуждению, по средствам и по цели"

*

(наука) "должна сделаться исследованием причин, препятствующих всем нам быть члена­ми музея, исследователями...исследование считается пока все еще принадлежностью только одного класса, интеллигенции, большинству же оставляется только низшая сила - рассудок, хитрость, которой не лишены и животные" ("Музей")
      "...если бы новгородские мужики не ограничились храмовым делом...они достигли бы такой высоты мысли, о которой даже и не снится ни западникам, ни славянофилам, хотя вторые спят больше западников" ("О некоторых мыслях Киреевского")
      "...преимущество человека не зоологического свойства", нельзя смешивать ум с хит­ростью, хитрость - "одно из средств борьбы за существование, тогда как ум есть способ­ность знать общие причины" ("Горизонтальное положение и вертикальное...")
      "Главным препятствием к наступлению желанного дня является крайняя нравственная тупость книжников-ученых и всей "интеллигентной" толпы" ("Родители и воскресители")
      "...им даже антипатично всякое дело, требующее совокупных усилий" ("Каразин")
      "Современное художество вообще не знает общих бедствий, оно и не хочет их знать, потому что при этом некого ненавидеть, некого обвинять" ("К делу умиротворения...")

*

"если каждую частицу одарить представлением и чувством целого, тогда столкновение исчезнет" ("Горизонтальное положение и вертикальное - смерть и жизнь") - синтез идей Гагарина и нелокальной статистической физики Власова, физику Ньютона Гагарин считал "спиритуалис­тическим догматизмом"

*

"О злоупотреблении словами "господство над природою": "А в нашей муравьиной работе при проведении дорог и каналов, в которой так много механического труда и так мало работы ума, можно видеть лишь незнание и необладание способами, которыми природа созидает поверхность земную"

*

"настоящей лабораторией...должна быть не тесная искусственная ученая клетка замкну­того от жизни "специалиста", а собственный организм человека и вся окружающая при­рода...пока питание не станет созиданием, до тех пор мы будем лишать жизни живущее!"

*

"Простодушные школьные учителя чрезвычайно гордятся, что сумели просветить своих учеников, доказав, что не Илия пророк, не разумная, а слепая сила господствует над нами в грозах, бурях и посылает дождь и ведро. Конечно, то, что школьные учителя вменяют себе в славу, есть позор для разумных существ. Они, разумеется, не понимают, что в Пророке показан образец, чем должны быть люди, как разумные существа..."

*

"...народ остается при кажущимся мировоззрении, т.е. признает мир таким, каким он кажется, каким дается непосредственному наблюдению, представляется внешним чув­ствам. Народное мировоззрение выражается до сих пор и в языке, и в религии, и в искус­стве; для интеллигентов же коперниканское понимание есть простое суеверие...для наро­да при всеобщеобязательном образовании замена кажущегося мировоззрения коперников­ским была бы также, при нынешней школе, заменой одного суеверия другим", Ландау и Гинзбург, например, свято верят, что уравнение движения - второго порядка, "и в этом отношении даже сами учащие часто стоят ниже простых мужиков, которые настолько знают небо, что по звездам умеют определить время, а многие ли из нас в состоянии по звездам узнать время, для чего нужно присмотреться не к суточному лишь, но к годовому перемещению звезд...И в то же время последний гимназист с величайшим презрением относится к до-коперни­канским астрономам, воображая, что знает несравненно больше, чем эти астрономы"

*

"...отделять познающее от познанного, якобы признанного или отвергнутого, хотя и возможно (это возможность заблуждения), но не дóлжно, так как существует лишь познаваемое, а не познанное" ("Будущее или что должно быть")

*

"Гносеология или теория познания есть наука отрицательная, т.е. критика...Очевидно, это наука переходная к науке о деле, к "слову о деле" (эргонологии), к теории дела...Результат гносеологии - агностицизм. Знание, с ее точки зрения, ограничивается феноменализмом или релятивизмом; это знание мнимое, не реальное"

*

Немецкая наука, "возводя или, вернее, низводя к одному источнику и еврейскую Библию и греческую Библиотеку", выводила "их единство из противоречий, в них заключающихся, из враждебных направлений и пороков, в них проявляющихся"; она видела "единство еврейской Библии и греческой Библиотеки в их не-истинности, а следовательно, в их недостоинстве", и не видела причины противоречий "в умственном пока бессилии чело­века, в условиях внешних, временных и не имеющих значения безусловного", "наша наука была верна науке немецкой и природе слепой, но она не была верна ни нашей русской, ни вообще человеческой природе", и так будет до тех пор, пока она "не освободится от немецкого влияния" ("Музей")

*

"Не нужно забывать, что русская одежда на Императрице Александре Феодоровне после народных войн против Наполеона имеет совершенно другое значение, чем тот же костюм во время, предшествовавшее этим войнам. XVIII век не знал народности...Брак Великого князя Николая Павловича был результатом именно успешных народных войн России и Пруссии против Наполеона...Поэтому название Императрицы Александры Феодоровны первым славянофилом не должно никого удивлять" ("Еще о Румянцевском музее"), "преж­де, чем Хомяков надел крестьянский костюм, при дворе надели кокошник" ("Откуда пошло славянофильство")

*

"Мерзавец Ницше очень верно говорит, "что мы сами выдумали понятие о цели". Да, выдумали..."В действительности нет никакой цели"...но мы свою думу о цели обратим в действительность" ("Ницше о цели и свободе")

*

"Разгадка ницшеанства - самая простая. Ницше совсем не знает, что род человеческий приближается к совершеннолетию. Он, как ребенок, и, конечно, испорченный, знает только игру, и ничего выше игры себе и представить не может" ("По ту сторону состра­дания")
      "Необузданная, ничем не стеснявшаяся спекуляция, начавшаяся в Германии тотчас же после вполне удавшегося военного грабежа", она и явила миру философию Ницше ("Мыслитель-"ученый", "слишком ученый", то есть ученый-филистер")

*

"О первом нравственном соборе в Берлине" (1892 г.): "нравственность будет состоять в терпимости ко всякой безнравственности"

*

"Философия и религия Индии и Германии - пантеизм, т.е. такое учение, в котором зло составляет необходимое условие бытия и жизни. Поэтому единственное средство уничто­жения зла здесь есть уничтожение самой жизни"

*

"Офир - Индия, страна золота и голода, где жизнью жизнь попрана (убивается), где разрушительное действие производительной силы поражает взоры, где орхидеи-паразиты, разрушая жизнь, принимают роскошный вид, изливая не смрад, а ароматы. Под этою роскошью жизни Будда, прозрев смерть и цепь истребления, от ужаса пожелал уничтожения (нирвана)"
      "Офир повсюду, где есть разделение на бедных и богатых или хотя одни бедные"

*

"Нужно обратить внимание на те причины, по коим религия, произведя подъем духа, никогда не могла удержать людей на той высоте, на которую поднимала их"
      "Религия, наука, искусство, все это - силы собирающие, но, взятые в отдельности, они немощны, а между тем в настоящее время они существуют только в отдельности! Религия приняла напутственный молебен, крестное знамение, полагаемое перед началом дела, за самое дело"

*

"Учение о единстве и есть религиозное учение, только оно и может примирить тех, которые не хотят допустить преподавания религии в школе, с теми, которые не мирятся с изгнанием религии из школы. В обращении учения о единстве в религиозное и выразится междуисповедное, междусектантское значение"

*

"История всех законодательных собраний, начиная с древних до новейших (американ­ских), несмотря на желание историков смягчить безобразие всех этих собраний, свиде­тельствует (да и не может не свидетельствовать, потому что безобразия эти заключаются не в крайностях, а в самом нормальном ходе их), что все эти палаты должны были бы прийти в запустение, если бы только открылся другой исход для устроения дел челове­ческих, которого жаждут, к которому стремятся души человеческие, отыскивая его даже во внемирном существовании, подобно Платону и нынешним спиритуалистам"
      "Нынешний ум настолько, по-видимому созрел, что трудно становится понять, как могут еще продолжаться споры между философскими школами, между спиритуалистами, например, и материалистами, между идеалистами и эмпириками...То же самое нужно сказать и о политических спорах, например, между партиями...Партиям всякого рода недостает исторической почвы, чтобы понять свое ложное положение...и устранить разделение на партии"
      "А между тем законодательные собрания узаконяют существование этих...партий, а тем и самые прения, так что по ожесточенности последних можно судить и о силе враж­ды, раздирающей будто бы представляемый подобными собраниями народ"

*

"Мир междусословный так же невозможен без мира международного, как и прими­рение народов без примирения сословий"

*

"Разум нынешнего человека уже не занимается воспитанием; у него слишком много "настоящего дела"; и притом, - по современному о себе мнению - совершенствуясь с каждым днем, преуспевая в бескорыстии и любви к ближним, нынешнему человеку нет нужды вспоминать старье, вспоминать то время, когда и он сам, и люди были несрав­ненно хуже. Друзья человечества уверяют современного человека, что прогресс соверша­ется, когда человек о нем и не думает, уверяют, опасаясь, конечно, как бы человек не устремил всех своих сил на это дело; убеждая в этом, друзья человечества указывают на природу, которая совсем уж не думает, а между тем будто бы идет к совершен­ству"  (примечание 7 к статье "Музей")
      "Живой собаке лучше, чем мертвому льву, говорит Екклезиаст; т.е. лучше жить по собачьи, чем пользоваться какими бы то ни было почестями по смерти!.." (там же)

*

"Большинство на флорентийском соборе, признавшее его определения, имело в виду не истину, а предпочитало иго папское игу турецкому" ("Заметки по поводу письма Ю.Самарина к баронессе Раден", 1893)

*

"Кроме главного и непостижимого выделения из богословия догматики и нравственности в особые науки догматического и нравственного богословия..." ("Музей")
      "...если догматическое богословие есть христианское по крайней мере в теории, то нравственное есть ветхозаветное, так как оно дает правила для отдельных лиц, а не для всего человечества" (примечание 26 к "Музею")
      "понимание заповеди, как поставленной для людей, взятых в отдельности, было бы уже полным отрицанием единства" (примечание 27 к "Музею")
      "В том виде и смысле, в каком обычно понимается и изучается богословие, оно не нужно ни для кого; это не что иное, как употребление имени Божия всуе" ("О некоторых мыслях Киреевского")
      "Но для всякого возможно и необходимо согласить с убеждением главное занятие и каждое особое дело" (Киреевский). И это - неправда! Такое согласование пока еще ни для кого невозможно...У Киреевского благодаря вольностям дворянства никакого занятия, кроме мысленного, никакого "особого" дела не было, и потому он трудную задачу всю жизнь обратить в одно дело уже очень легко решил! Занимался он, правда, с оптинскими старцами спасением своей собственной душеньки. Но это дело внутреннее, исключи­тельно личное и даже предполагающее гибель большинства...он оказался равнодушен к внутренним бедствиям. Он не выразил отвращения к вольностям дворянства, ни сочув­ствия к освобождению крестьянства. По объяснению Лясковского, он был равнодушен к освобожденю крестьян потому, что полагал, что "все силы русских людей должны быть прежде всего направлены на разрешение вопросов веры и нравственности". Но если так, то приходится допустить, что вопрос об отношении господ к крестьянам находится вне нравственности?" (там же)

*

"...пленяться наукою могут только не коротко знакомые с нею"
      "У науки нет ни совести, ни стыда, ни сострадания. Нынешнее знание есть сила, но сила безнравственная, т.е. бесстрастная"

*

"Позитивизм в теории есть то самое, что на практике иключительная преданность своим личным выгодам; в этом и заключается легко открываемая точка происхождения позити­визма, а с ним и научности - этого чада позитивизма"

*

"Медицина и не истинна и не нравственна по существу...Если и можно назвать медицину нравственною, то лишь в смысле отвлеченной морали, пригодной только для отдельных лиц, в смысле нравственного Богословия, отторгнутого от догматического. Медицина - и не естественная наука...Иначе и быть не может, пока медицина составляет личный про­мысел, особую ветвь городской промышленности, сущность которой заключается в устра­нении лишь неприятных болезненных ощущений...Городская роскошь и сельская скудость - вот главные причины болезней. Медицина и теперь посылает своих пациентов, взрос­лых и малолетних, в село для восстановления здоровья, расстроенного жизнью в городе... Восстановление здоровья и жизни есть дело не сословное, а всеобщее; врачи телесные, как и духовные, имеют временное значение, и обязанность врачебного сословия состоит в том, чтобы сословное превратить во всеобщее так, чтобы все человечество стало врачом и вся природа - лечебным средством...В основе врачебного искусства лежит наука, но едва ли какая-либо другая профессия так суживает знание, как медицина. Для медицины природа не есть целое; если медицина и пользуется естественными силами, посылая, например, больных в теплые края, то такое пользование есть чисто пассивное; и едва ли даже отдает себе отчет в действии природы, напр., климата и погоды Египта на чахоточ­ных. Если бы медицина обладала даже искусством воспроиз­водить погоду, то и тогда она не могла бы воспроизвести погоду Египта по одному тому, что не знает, чтó именно целебного заключается в ней. Природа для медицины - не живая сила, а склад лечебных веществ...чем же отличается рациональная медицина от знахарства?!" (из дополнения к статье "Музей")

*

"Кустарная промышленность есть переход от городской, искусственной, к сельской, естес­твенной, т.е. переход к восстановлению самых тканей, из коих составлено тело человече­ское, а также к восстановлению и усовершенствованию самых органов человеческого тела"

*

"В деле воскрешения, родном и своеобразном для каждого, никто и ничто не может быть копиею, подражанием, и пластинка, ставшая благодаря борьбе стертою и негодною, будет восстановлена вполне, в том виде, в каком она могла бы быть, если бы по отношению к ней не было всевозможных стеснений"

*

"Словесность нельзя признать за самостоятельную науку: это значило бы отделять слово от дела" (из дополнений к "Музею")

*

"И вот уже 60 лет, как нас бичуют, бьют, бьют по голове, по груди, по чем попало, называют нас собакевичами, маниловыми, ноздревыми, коробочками, землю нашу тем­ным царством, города - Глуповыми, поселян - подлиповцами...Судя по одному этюду "Протодиакон" (Репина), можно себе представить, что такое весь этот "Крестный ход", ход, конечно, суеверов, изуверов и невежд. Эта школа, которую признают оригинальною даже те, которые ничего самобытного в России не находят, и вся оригинальность которой в том лишь и заключается, что она ничего, кроме порока, в России не видит (нужно, впро­чем, заметить, что самобытности русских пороков не отвергали и крайние западники), - школа эта, называющая себя народною, частью даже вышедшая из среды народа, сумела, однако, под влиянием прочно привившейся к ней так называемой "культурности" до того забыть свое родство с народом, что, судя по ее произведениям, она не понимает уже, что явления чудотворных икон вызываются такими страданиями, против которых нет пока другого средства, кроме чуда" (примечание 2 к "Не-деланию" ли...")

*

(находят) "удовлетворение...просто в осуждении общественного порока, но может ли большой талант удовлетвориться таким отрицательным делом?"

*

"Описывая пороки, Руссо возбуждает, можно сказать, охоту грешить, тогда как Августин питает отвращение к ним и потому не вдается в подробности при их описании"

*

"Потусторонний ад Данта и посюсторонний ад Шекспира представляет полное выраже­ние, один - католицизма, другой - протестантизма", "Дантов "Ад" есть осуждение евро­пейской розни, это - вовсе не плач, а суровое осуждение", "рай Данта, в который перенесены все пороки земли, считающие себя добродетелями, есть недостойное зрелище", "Шекспир же знает лишь посюсторонний ад и не ведает ни по сю, ни по ту сторону рая, не ведает его ни в настоящем, ни в будущем"

*

"Пассивное определение литературы, как зеркала, в коем отражаются мысли, делает из интеллигенции и народа созерцателя"
      "Всякая литература проективна. В Дон-Кихоте заключается переход не Испании, а Европы от рыцарского к меркантильному. Испания не послушалась Сервантеса и осталась Дон-Кихотом...В глазах Франции Испания - падшая страна, но победить ее не могли французы, а англичане, под видом помощи, разоряли, жгли фабрики...Западная Европа, согласно с Сервантесом, поставила себе задачей эксплуатацию целого мира"

*

"Конституция есть глубокое народоразвращающее средство" (Кожевникову, 23.6.1900)
      В этой среде рождаются избиратели, "которые превращают выборы в школу полити­ческого разврата" (Кирееву, 1895)
      "Нынешнее торжество англичан гораздо более их унижает, чем поражения, понесен­ные ими от горстки очень способных к сдаче буров. Это торжество над врагом не только количественно, но и качественно невысокого достоинства, показывает, какой жалкий и пустой народец англичане. Даже не умеют скрыть своей радости от таких позорных побед! Нужна была такая конституция, как английская, чтобы воспитать подобных гадин. При таком торжестве и буры представляются уже колоссальною величиною пред британ­ским ничтожеством" (Кожевникову, 21.2.1900)
      "Эти изверги, еще недавно защищавшие разрывные пули, имеют нахальство жаловать­ся на употребление таких пуль против них" (Кожевникову, 1900)

*

"Западный город эксплуатирует гораздо больше чужие страны, чем свои. Россия же есть именно земля, которую эксплуатирует и чужой и свой город". Нет ничего лучше свободы и демократии для эксплуатации чужих стран. Консерваторы и лейбористы, республиканцы и демократы пытаются убедить избирателя, что именно они наиболее эффективно заставят работать арабов, индусов, русских или китайцев на их страну. Слова при этом выбирают нужные, возвышенные.
      "Культура есть улучшение...наказываемое вырождением и вымиранием. Между улуч­шением и вымиранием существует необходимая связь, ибо улучшение дает преобладание одной какой-нибудь способности, например, в человеке развивает нервную систему, в лошади - мускулы, свинью обращает в сало...т.е. нарушает гармонию отправлений и таким нарушением ведет к разрушению организма, болезням, вымиранию" ("По поводу статьи Соловьева "Народная беда и общественная помощь")

*

(О себе) "автор вовсе не осуждает частной собственности, а относит ее к состоянию несо­вершеннолетия и даже литературную собственность осуждает лишь в крайностях" (1901)

*

"Живя одной жизнию с природою, Гете не только был чужд людям, но принимал все меры, чтобы достигнуть наибольшего отчуждения, отрешиться от всякого сострадания, чтобы не нарушить ясности своей мысли, ясности, приобретавшейся на счет величия и глубины, если только миражам и иллюзиям отвлеченной мысли не придавать значения глубины и величия, так как в них ничего, кроме мнимости, нет и быть не может...Это отчуждение - не естественный только эгоизм, а искусственный, даже вычитанный. У Спинозы эта мысль была естественная, врожденная, наследственная, ибо у евреев любовь к Богу давала право ненавидеть людей."

*

"Тот, кто любит Бога совершенно, тот не должен требовать, чтобы и Бог его также лю­бил"...Но любить Бога, не способного к любви, - значит ли любить совершенство? Самый последний из людей, в ком сохранилась хотя бы одна капля чувства, выше этого бесчув­ственного Бога...он внушает людям чрез своих пророков, подобных Спинозе, что они, люди, должны забыть себе подобных и отдаться ему"

*

"Русская Светская поэзия начинается стихотворением Жуковского "Сельское кладбище". Это стихотворение - перевод элегии Грея...Какое вопиющее противоречие представляет "Сельское кладбище" - произведение городской Англии - нашим народным причитаниям, плачам, заплачкам - порождению Сельских кладбищ деревенской Руси!


    Привяжу я коня к колоколеньке,
Сам ударюсь о сыру-землю:   
 "Расступися, мать сыра-земля;
Ты раскройся, гробова доска,
          Встань, проснися, родна-матушка"

За этот один стих можно отдать всю нашу светскую литературу" (сейчас это не так, написаны "Корова" и "Третий сын", "Полотняная рубаха" и "Афродита")

*

"Пушкин же - представитель блудных сынов, у которых сердце пусто, празден ум и цели нет", "Отживающая интеллигенция...собирается праздновать память Пушкина, который был, как очевидно уже теперь, не зачаток того, что в расцвете полном явить нам сужде­но, а самый последний, полный конец (если такими, какими мы есть теперь, создал нас Пушкин, то уже хуже он ничего не мог сделать!), потому что сказанный народ русский (интеллигенция) был и есть лишь обожатель, а не продолжатель Пушкина; чем он был, тем остался и по сейчас...Этот "народ", для которого нет будущего, весь ушел в воспомина­ние своего не очень далекого прошлого, которое и началось Пушкиным, и кончилось им же. Этот "народ", знающий лишь Пушкина, до такой степени устарел, что для него не только нет будущего, а даже и настоящего"
      "Сравните пятитысячное пожертвование Москвы на голодающих после примера, поданного Государем Императором, с пожерт­вованием ста тысяч на праздник Пушкина!"
      "...мы, по-видимому, окончательно убедились, что Пушкин и есть последнее слово, что ждать в будущем нечего, жизнь России кончена" ("К пушкинскому юбилею")

*

"Те, которые думают, что XIX век не произвел своего оригинального художества, конечно, ошибаются: искусство не умерло, оно только преобразилось, т.е. исказилось в литературу реклам и художественных вывесок", "Задача художников этих родов искусства не легка: они должны своим произведением привлечь, обратить на себя внимание, и притом самое рассеянное и самое сосредоточенное; они должны увлечь, ввести, так сказать, в магазин... Это-то художество и есть кратия, т.е. сила, правящая нынешним миром" (примечание 8 к "Музею")

*

"Искреннее влечение к реализму и правде" у Гоголя стало в наше время у Золя и ему подобных злоупотреблением правдою, высшей неправдою, художеством"
      "Гоголь, по собственному его признанию, описывал лишь предместье" (отсюда "Пред­местье" А.Вампилова)

*

"Если бы с такою энергией да пошел он (Чичиков) по доброму пути, со вздохом говорит Муразов (вторая часть "Мертвых душ") и очень ошибается, потому что одиночные действия бесплодны"

*

"через триста лет и литературы никакой не будет, а всякое слово у людей сейчас же будет переходить в дело"

*

"Екатерина II была действительною матерью дворянства, т.е. матерью маниловых, собаке­вичей, плюшкиных - порождением грамоты вольностей дворянства. Если просвещение имеет целью освобождение от предрассудков, то и Чичиков, и Собакевич, Ноздревы и Коробочки - люди высоко просвещенные, которые не боятся торговать мертвыми душами. Очевидно, что труды великих Петра и Екатерины не были бесплодны, если они создали таких людей, лишенных предрассудков...Зло заключалось в том, что Екатерина не ограничивалась внешними реформами, а хотела дать нам новую душу, по словам же поэтов тогдашних, она дала нам новую душу, т.е. вынула настоящую...Ни Пушкин, ни Гоголь торг мыслью не считали преступлением, а обогащение, наживу считали благом"

*

"Петербург может надеяться со временем всех русских сделать иностранцами в России, простодушно смешивая западничество с всемирностью"

*

"Обращаться к чающим гражданского и политического обновления России - труд напрас­ный; они останутся глухи, слепы и холодны ко всему, что идет не от Запада. Мы так и останемся рабами немцев, французов, англичан, контизма и кантизма и вообще Запада, вплоть до нового порабощения исламом, Востоком" (1894 г.)

*

"Давая место письму почтенного автора на страницах "Русского слова", редакция признает оригинальность мыслей, но решительно слагает с себя всякую ответственность за содержание их" - предисловие редакции к предполагаемой публикации текста Гагарина. Публикация не разрешена цензурой.

*

"Неизвестность общего дела и общего врага и есть самая характерная черта нашего века. У завершителя этого века, каким нужно признать Толстого, эта неизвестность, неясность и неопределенность особенно очевидна" ("Толстой и братское единение"); неужели он "серьезно думает, что стоит лишь взяться за соху, возвратиться в село, к деревенской жизни, чтобы получить исцеление от всех зол?" ("Не-делание" ли...") "Обличение порока ученых составляет великую заслугу гр. Толстого; но эти обличения не должны переходить в отрицание самой науки"; "ученых можно и должно обвинять за многое, но никак не за то, что они не бросают своих занятий и не возвращаются в село такими, каковы они ныне есть, т.е. неспособными помочь бедствиям, тяготеющих над селом" (там же)
      (о "Царстве Божием внутри нас"): "Написать большую книгу...для доказательства такой истины, которую никто никогда не опровергал, не значит ли это заниматься пустосло­вием?..Разве засухи, ливни, и т.п. прекратятся, огонь перестанет жечь, вода топить, если люди не станут делать зла друг другу?..Царство Божие могло бы быть и было бы внутри нас, если бы не было зла вне нас, и если бы эта внешняя сила не вынуждала нас делать зла...История потеряла счет попыткам устроить братство, не обращая внимания на причи­ны небратства...Объединение всех в труде познания слепой силы и уничтожит то зло вне нас, которое препятствует водворению Царства Божия внутри нас (там же)

*

"Нет надобности искать дьявола вне мира" ("Музей")
      "Ко всему умному, ученому он (Толстой) относится с дьявольской ненавистью и про­славляет юродивых идиотов вроде Таё" ("По поводу статьи Л.Толстого: "Не убий") Спектакль Малого театра "Власть тьмы" и исполнение Игорем Ильинским роли Акима отменяют заключение Гагарина.

*

"Россия не Восток, не Запад, как и не Европа и не Азия, да и не особая часть света, т.е. не обособляющаяся от других частей, а составляющая с ними одно целое" ("Введение в поэму "Цена жизни")

*

"наше хоровое пение без органа было ли слабее, бессильнее католической музыки?"

*

"Если бы умственные силы и самоотвержение Суворова дать Нансену, то оба полюса были бы уже открыты" (к статье "Разоружение")

*

"В настоящее время придуман европейскими государствами новый особый способ пора­бощения азиатских государств посредством инструкторов, предлагаемых европейцами азиатам для организации или сформирования сухопутных или морских сил, которые дол­жны служить для защиты или обороны их клиентов от всех других народов, присоединяя в видах полноты порабощения к управлению войсками распоряжение и финансовыми средствами покровительствуемой страны...Но какое бы государство ни сделалось инс­труктором китайских сил...всякое из них постарается сделать из Китая сильного врага России" (к статье "Как обратить орудия борьбы...")
      "Наименее же грабительская страна лишается участия в этом грабеже и, как наименее цивилизованная и культурная, ставится в положение пассивного зрителя, и ей рекомен­дуется свободно, без внешнего побуждения разодрать себя на части и отдать их алчущим добычи европейско-американским разбойникам и грабителям, принявшим на себя самую невинную наружность бескорыстия" ("Задачи конференции мира")

*

"Что же касается профессора, завещавшего свой труп обратить в светильный газ, "чтобы два часа светить человечеству", то на это нужно ответить, что даже и риторикою нельзя так злоупотреблять! Светильный газ на два часа будет отпущен, конечно, бедняку, и это будет стоить менее копейки. Чего же можно требовать от существ, от коих остается лишь светильного газа на грош!..Мы не будем разбирать той хамитической нравственности, которая лежит в основании завещания американского профессора, профессора, конечно, этики, но понимаемой по-американски...В пятидесятых годах XIX века "европейское" считалось у нас в России синонимом прекрасного, а американское вдесятеро прекраснее; теперь же европейское равнозначуще гнусному, американское - вдесятеро гнуснейшему" (к статье "Разоружение")

*

"...в Швейцарии, где воинская повинность доведена до наибольшей всеобщности, каждая община составляет роту, которая является в полном составе при наводнениях, падении лавин, пожарах и т.п. бедствиях. Швейцария...в этом отношении должна бы стать образ­цом для всего Альпийского полуострова"

*

Гагарин допускает возможность "неполного умиротворения": "всем государствам признать власть одного государства за общую власть, стать его областями, департаментами или штатами, чтобы достигнуть более или менее прочного единства, в форме однако власти более или менее сильной"

*

"Вопрос о животном происхождении человека есть вопрос знания, любопытства...Какой практический смысл имеет признание родства человека с животными, если оно не обязы­вает человека даже щадить животных? Оно только углубляет пропасть между теорией и практикой, между умственным и нравственным состоянием человека, между словом и делом. С таким признанием положение человека становится еще фальшивее. Слово чело­века превращается в пустую болтовню, если, признавая в теории свое родство с живот­ными, он не может распространить даже заповедь "не убий" на все животное царство, не говоря уже о том, что было бы странно любить тигра как самого себя. При признании родства человека с животными словесное существо будет синонимом "лгущее". В том и состоит унижение, что не закон человечности человек распростаняет на животных, а себе усвояет животный закон борьбы" ("Горизонтальное положение и верти­кальное"). Хирург Самбикин: "Человеческое тело летало в каких-то погибших тысячелетиях назад. Грудная клетка человека представляет свернутые крылья" (Платонов, "Счастливая Москва")

*

В тексте Гагарина "Искусство, его смысл и значение" приводится цитата из Ж.Перро "Об идее смерти у древних египтян и об египетских захоронениях" (1881): "Современная пог­ребальная архитектура исходным пунктом своим имеет ту мысль, что могила пуста, что положенное в ней скоро из нее уходит, воспринимаемое или как бы увлекаемое течением мировой жизни. При этих условиях гробница делается только монументом, памятником, свидетельством более или менее искренних чувств семейства, или общества, испытыва­емых при потере одного из своих членов. Идея древних была совершенно отлична от этой мысли или, лучше сказать, совершенно ей противуположна: для них гробница была оби­таемым домом; там жил покойник, хотя и жил по-своему, так, как могут жить только после смерти". Гагарин: "...эта жизнь представлялась тогда жизнью действительною. Тогда не могло также возникать и вопроса о цели искусства, об его значении". Платонов (следуя Толстому): "Есть не только эволюция, прогресс ума, знания,- но также эволюция чувства, чего никто не считает. Что чувствовало сердце египтянина при бальзамировании трупа родственника. Едва ли только религиозный трепет: ерунда. Прошлые чувства погрузились в тайну и непонятные действия. Эволюция, изменение чувства есть!" (1932)

*

"Понять историю значит понять "что мы делаем", делали с незапятных времен по неведе­нию. Ответ этот дается там, где было сказано о делавших тогдашнюю историю: "не веда­ют, что творят". Со времен Мальтуса и Дарвина едва ли можно сказать, что мы не ведаем, что творим" ("Золото и прах")

*

(Из письма неизвестному) "Даже самое название всеобщего воскресения "конечным пунктом" доказывает Ваше совершенное непонимание моей мысли, так как пункт, называемый Вами "конечным", у меня - и начальный, и средний"
      "Судить о желании человеческого рода по желанию нынешнего испорченного поколе­ния весьма неосновательно" ("Заявления о нежелании воскрешения")
      "Разве забытые близкими мертвые сами не напоминают зловеще и ближнему и даль­нему" ("Чрезмерность" или недостаточность истории"). Поправка Платонова: "близко и терпеливо лежал отец, не жалуясь, что ему так худо и жутко на зиму оставаться одному", и "В них лежали покойные люди, которые жили потому, что верили в вечную память и сожаление о себе после смерти, но о них забыли - кладбище было безлюдно, кресты замещали тех живых, которые должны приходить сюда, помнить и жалеть" ("Чевенгур")
      "Наука есть учение о смерти и жизни, ибо она открывает, что вся вселенная состоит из тех атомов и молекул, на которое разлагается всякое умирающее существо и из коих слага­ется всякое живое. Искусство же состоит в умении все разложенное вновь сложить и оживить" (из заметок в связи с публикациями его текстов в газете "Асхабад", 1902)
      "А еще прежде нужно произнести строжайшее осуждение, проклятие, анафему на иносказание, метафоры, символы, аллегории. До сих пор в них учение о воскресе­нии имело самых страшных врагов...Наконец, нужно твердо установить, что великое дело воскресения совершается в посюстороннем мире" (письмо В.А.Кожевникову, 1903)

*

(Там же) "В последнее время я вполне примирился с окончательной гибелью учения...но (недавно) узнал, что не все погибнет, останется память об этом учении как о каком-то метафизическом вздоре, останется позор якобы поразительного сходства с Розановым и Мережковским", о чем, собственно, и пекутся современные федороведы.




статистика